Словарь языка произведений Распутина Валентина Григорьевича

Наза́дь, нареч. Прост. Назад, обратно.

— Животишко-то уж в узелок завязался, — с горькой радостью повторила старуха. — Думал, па-е-хали, Анна Степанна, на новую фатеру. Па-е-ехали с орехами. — Налаживая дыхание, она невидяще смотрела куда-то вверх, и оттого казалось, что она бредит. — А я-то, бесстыжая, омманула его, наза́дь повернула, а тепери над им же и изгаляюсь, кашу в его толкаю. А куды ему мою кашу, сама бы подумала.

Воздуха ей не хватило, и она [старуха Анна] закашлялась.

(Последний срок, с. 280)

— И правда, мама, не говори много, тебе нельзя, — опять предупредила Люся, но без прежней уверенности, чего-то пугаясь.

— Да нет, пускай говорит, если может. Я только к тому, что быстро она этим делом овладела. Как в сказке — ага.

— Это все вы, — просто объяснила старуха. — Из-за вас. Я ить там уж была. Там, там, я знаю. А вы приехали — я наза́дь. Мёртвая не мёртвая, а наза́дь, сюды к вам воротилась.

(Последний срок, с. 285)

 — Я, однако, вот че, — Мирониха привстала и через старуху потянулась к окну. — Я, однако, сбегаю, досмотрю: может, она, страмина, пришла. Досмотрю и наза́дь прибегу, посидю ишо с тобой. А ты покамест одна побудь.

(Последний срок, с. 346)

— …Все сломя голову вперед бегут. Запыхались уж, запинаются на каждом шагу — нет, бегут… Куды там наза́дь… под ноги себе некогды глянуть… будто кто гонится.

(Прощание с Матёрой, с. 223)

— Господи… с Нюней со своей… Попадётся на глаза — возьму, не попадётся — как хочет. Я за ей по острову бегать не буду.

— Нет, Дарья, она сама. Она всё сама. Такая понятная кошечка. А посмотришь на её, и меня помянешь. Она как памятка моя останется. А я приеду, я наза́дь её… Её вот только без меня поддержать, чтоб с голоду не околела.

(Прощание с Матёрой, с. 250)

 Сима, наблюдая за Дарьей, приподняла от подушки голову, и Дарья — надо было что-то сказать — спросила:

— Уснул мальчонка-то?

— Уснул, — услужливо ответила Сима. — Давно уснул. А ты чё?

— Так. Спина затерпла на печи, на девятом кирпичи. Промялась маленько, посмотрела, вы со мной говорели али не вы. Полезу наза́дь.

(Прощание с Матёрой, с. 329–330)

— Давит? — посочувствовал Сеня.

— Давит — это чепуха, — твёрдо сказал Кеша. — Давит — я в магазин схожу. Но пошто я должон позволять, чтоб моя бутылка, как курва, в чужом огороде валялась? Мне это обидно. Мы с тобой оплошали — давай наза́дь.

(По-соседски, с. 214)

Народное слово 2, с. 248-249

НАЗА́ДЬ В ГОВОРАХ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ

У кого красивше убрана ограда, вот у того и загуляшь. Вытасковашь столы и гуляешь там. Все гуляют. Вот тако весель­ство! Там уж все гуляют. Там уж можно и на коне прокатиться, там и всё. Верьхам.

У нас была Фёкла Петрова, она такая была чудная, она вместо костылей возьмёт ухватья, сюда подставит и идёт. Наредится — и пошла! У начальника конь был уросливый-уросливый, она села на коня на этого, на жеребца, и уехала в ельник. А начальник и говорит:

— А как же она будет наза́дь ехать? Он же не пойдёт сюда в деревню.

Слышим, наша Фёкла орё-о-от по всей деревне:

— Э-э-э!

Поёт, орёт. А чё, петь не умела, орёт да и всё. Он выглянул и говорит:

— Да это что такое? Конь-то и то подчинился ей.

Ну, тоже так же вот, кто на чём мог. Кто наряжаться любил, кто праздники тоже наревут. Гуляют где компания, нарядишься.

Записано в 1999 г. Афанасьевой-Медведевой Г. В. от Валентины Александровны Бреверовой (1929 г. р.), проживающей в пос. Первомайский Мотыгинского района Красноярского края.

Словарь 6, с. 373

Уроки французского

Живи и помни (авторский сборник)

Автор: Валентин Распутин

Жанр: Русская классика

Язык оригинала: русский

Дата первой публикации: 1973 год

Количество страниц: 15

«Уроки французского» — рассказ русского писателя Валентина Распутина. Впервые появился в 1973 году в иркутской комсомольской газете «Советская молодёжь» в номере, посвящённом памяти Александра Вампилова. В произведении Валентин Григорьевич Распутин фактически рассказывает о себе, о своей жизни, о своих взлётах, падениях.

Читать